Голова АМПУ Вецкаганс: Пріоритетами 2018 р. будуть інвестпроекти, законодавча база та наближення до корпоратизації

Эксклюзивное интервью главы АМПУ Райвиса Вецкаганса агентству «Интерфакс-Украина»

- Год назад, когда Вы пришли на эту должность, мы говорили о вашем опыте работы в других странах – Латвии и других странах Прибалтики. Поработав год в Украине, какие отличия рынка Вы можете назвать?

— В Украине существует централизованное управление портами. Так, Администрация морских портов Украины в лице своих филиалов ведет управление на местах (в регионах). Соответственно, в Украине 13 портов, в каждом из них есть филиал АМПУ. Плюс у нас есть еще филиал «Дельта-Лоцман», на балансе которого находятся плавсредства, и который занимается лоцманской проводкой судов. К ним также прибавится дноуглубительный филиал, который только начинает свою деятельность. Направления и объемы работы, которые сводятся к аппарату управления АМПУ, огромны.

В Европе, например, система управления портами несколько другая. Там в каждом порту существует своя администрация порта, как отдельное юридическое лицо, в состав учредителей которого входят представители государственных или местных органов власти. В таком случае дивиденды от деятельности идут и в государственный, и в местный бюджеты, например, порт Роттердам отчисляет 30% в местный бюджет, 70% — в государственный.

Кроме того, в Украине более громоздкая нормативно-правовая база и более длинный путь приходится преодолевать для реализации того или иного решения и проекта. Тогда как в европейских портах зачастую правовое регулирование осуществляется на основании отдельного закона для каждого порта.

Отличаются также принципы финансирования и инвестирования в порты. На сегодняшний день, единственным источником доходов для последующего инвестирования в развитие портов у нас являются поступления от портовых сборов и спецуслуг, а в Европе существуют различные дополнительные механизмы – дотации со стороны государства, привлечение банковского финансирования, спецфонды и т. д.

Кроме того, такая эффективная модель как специальные экономические зоны в портах в Украине не реализуется в полной мере, хотя это очень интересный и эффективный путь развития припортовых территорий, увеличения грузооборота и роста экономики страны в целом.

- Насколько сильнее или нет здесь коррупция, сватовство, договоренности?

— Весь цивилизованный мир сталкивается с этими проявлениями. Где-то они более сильное, где-то менее. Перед приходом в АМПУ мне говорили, что в Украине это распространенное явление. Я думаю, здесь каждый руководитель волен выбирать сам. Для меня коррупция неприемлема, так же как и в сотрудниках, в первую очередь, важны профессиональные качества человека, а не его родственные или политические связи, и это принципиальная позиция.

В АМПУ есть несколько служб, которые занимаются предотвращением коррупционных рисков. Например, аудиторская служба, отдел экономической безопасности. Кроме того, мы взаимодействуем с СБУ, ГПУ, НАБУ и другими контролирующими органами, в чьи прямые обязанности входит противодействие коррупции, регулярно отвечаем на их запросы. Мы придерживаемся полной прозрачности хозяйственной деятельности. Уверен, по этим причинам о скандалах такого рода за последний год вы не слышали.

— Главным фактором перемен вы называли прозрачность процессов. Чего вам удалось достичь за год в этом плане?

— Во-первых, мы полностью перевели проекты по дноуглублению и другие закупки на платформу ProZorro. Всего в 2017 году по результатам открытых торгов мы заключили 583 договора на общую сумму 3,7 млрд грн. При этом сэкономили более 620 млн грн.

Благодаря прозрачным тендерам, нам удалось привлечь лучшие мировые компании, которые готовы предложить наиболее выгодные экономические условия и лучшие технологии, сервис, опыт.

Также мы впервые с момента создания АМПУ запустили процедуру финансового аудита по международным стандартам за период 2015–2017 годов, результаты которого также будут публичными, что позволит стать АМПУ еще более открытой для общественности и понятной для инвесторов.

Параллельно с аудитом мы ведем работу по привлечению финансирования с ЕБРР, Европейским инвестиционным банком, немецким государственным банком Кfw, которые предоставляют нам своих экспертов по надзору, сопровождению разработки проектов. Это дает дополнительные механизмы контроля.

Кроме того, состоялись изменения в структуре предприятия (в частности, направления финансов, экономической безопасности, службы внутреннего аудита, отдела стратегического развития), была усовершенствована система закупок, и этот процесс продолжается.

С точки зрения открытости для бизнеса, мы начали проводить регулярные встречи в ЕВА и АСС, организовали Ukrainian Dredging Days, Port Infrastructure Development Day, Shipbuilding Day, ставшие в последствии традиционным форматом общения с мировыми и национальными подрядчиками в сфере дноуглубления, строительства, проектирования, судостроения и другими, причем не только в Киеве, но в Одессе и Черноморске.

Благодаря нашим усилиям, был «разморожен» целый ряд проектов в портах, а также достигнуты договоренности по работе над новыми.

- Также мы обсуждали стратегию развития отрасли до 2038 года. Чем конкретно она была обновлена? По сути своей является ли она действенной? Сколько документов в приложение к ней еще необходимо?

— Мы инициировали вопрос актуализации положений Стратегии развития морских портов Украины на период до 2038 года, поскольку за последние годы произошел ряд событий, которые привели к необходимости обновления действующей стратегии.

Основные из них следующие: завершение краткосрочного периода (до 2018 года) плана развития морских портов; события, связанные с аннексией Крыма и, соответственно, закрытия пяти морских портов; геополитический конфликт на востоке Украины, что привело к прекращению товарооборота с этой территорией; значимая переориентация и потеря грузопотоков, особенно транзитных; необходимость приведения норм Стратегии к основным принципам реализации Национальной транспортной стратегии до 2030 года и ряд других причин (потеря актуальности некоторых норм действующей Стратегии, поручение Кабинета министров Украины от 1.09.2017 № 34332/0/1–17 и т. д.).

В рамках актуализованной Стратегии осуществлен анализ существующих грузопотоков, состояния морских портов, их основных преимуществ и недостатков, а также составлен прогноз грузопотоков, сформированных на основе отчетов МВФ World Economic Outlook.

На сегодня действующей пока остается Стратегия развития морских портов Украины на период до 2038 года, утвержденная Кабинетом министров Украины от 11 июля 2013 года, в которой есть ряд неактуальных положений и направлений развития морских портов.

Новая стратегия разработана, и будет утверждена на замену существующей. По факту принятия новой актуализированной Стратегии возникает необходимость изменения и других программных документов, таких как планы развития морских портов на кратко, средне- и долгосрочную перспективу; программы развития отдельных государственных стивидорных компаний; разработка генерального плана развития морских портов Украины.

- Как вы планируете финансировать заложенные в эту стратегию проекты и назовите ключевые из них?

— Финансирование мероприятий и заданий актуализированной Стратегии предполагается из разных источников – частные инвестиции, собственные средства государственных и негосударственных стивидорных компаний, АМПУ, предприятий автомобильного и железнодорожного транспорта, кредитные средства, средства техпомощи, государственного и местных бюджетов.

Проекты будут реализовываться по нашим ключевым направлениям работы – дноуглубление, реконструкция портовой инфраструктуры и строиться на принципах синхронного развития всех портов.

Необходимым моментом является гармонизация транспортных коридоров и перевалочных мощностей, поэтому важен диалог и совместное видение их развития с «Укрзализныцей» и «Укравтодором». По каждому порту необходимо обозначить тригеры. Например, Мариуполь – это дноуглубление и расширение пропускной способности ж/д магистрали; Николаев – судоходство по БДЛК, развитие объездной дороги и ж/д путей; «Южный» – развитие порта согласно утвержденному генплану; Одесса – развитие заездов в порт; «Черноморск» – доведение до глубин, необходимых для заходов в порт судов типа panamax.

- В новой методике в расчете ставки портового сбора заложена инвестиционная составляющая. Насколько она объемна, не нивелирует ли она собой проведенное снижение портовых сборов?

— Мы можем сказать, что инвестиционная составляющая существует и сегодня, но поскольку у нас нет детальной методики расчета портовых сборов, она незаметна.

Сейчас мы анализируем инвестиционные проекты по каждому порту, и в зависимости от их величины и окупаемости в каждом порту будет обозначена своя инвестиционная составляющая, с целью дальнейшей эффективной реализации этих проектов.

Наша методика распределения базовой инвестиционной составляющей четко обозначит по необходимым направлениям объемы ставок по каждому порту и проекту, в то время как сегодня все коэффициенты находятся на фиксированном уровне.

Также не стоит забывать, что у нас есть убыточные порты – те, которые имеют маленький грузооборот. Поэтому в порядке применения мы разрабатываем коррекцию, чтобы те порты, которые сегодня не окупаются, не «умирали» и их можно было развивать.

Я поддерживаю инициативу приватизации маленьких госстивидоров, а больших – передачи в аренду или концессию, так как мы видим, что государственные операторы в сфере перевалки сегодня значительно уступают частным портовым операторам. Если в 2015 году объем перевалки госстивидоров составил 489 млн тонн, то в 2017 году 34,7 млн тонн, за прошлый год падение составило 12%. Они попросту не выдерживают конкуренции поэтому, безусловно, этот вопрос должен быть решен на уровне правительства, чтобы можно было привлечь дополнительные инвестиции, новые технологии для увеличения грузопотоков.

- Министерство озвучивало предложение пересматривать ставки портовых сборов раз в пять лет. Не долог ли период? Вероятно, нужно пересматривать раз в год? Три года?

— Новая методика в Украине разрабатывается впервые, ее ввод в действие требует переходного периода, поэтому в проекте данного документа заложена возможность в течение первых трех лет ежегодно пересматривать ставки. Если учесть, что на данный момент применяются ставки, которые не менялись с 2000 года, Методика предлагает, безусловно, прогрессивный подход.

- Кабинет министров снизил норму отчисления чистой прибыли для АМПУ. Куда пойдут высвобожденные средства?

— Учитывая скидку на портовые сборы до 20% и уменьшение уплаты в государственный бюджет части чистой прибыли с 75% до 50%, АМПУ дополнительно сможет аккумулировать в 2018 году около 370 млн грн, то есть мы не потеряем возможность реализовать инвестиционные проекты в портах. Эти средства будут направлены именно на них.

- Если говорить о перевалке в портах, фактического роста нет. Как вывести перевалку на достойный уровень, выше прироста в 1-2%?

— Это глобальный вопрос. Если мы сравниваем нашу динамику с портами в мире, смотрим, на сколько в других странах меняется грузооборот, то объемы как раз редко растут в двухзначных цифрах, таких регионов очень немного. Даже если смотреть на мощные портовые страны, то видим, что эти цифры неоднозначны и невелики. Поэтому, если есть хотя бы направление в сторону роста грузопотока – это хорошо, а двузначная цифра может быть при прорыве в развитии экономики, или в кризис, если говорить о значительном снижении. Даже при стабильном развитии – прирост обычно менее 10%.

Если смотреть на динамику наших портов, мы понимаем, что изменение грузооборота в сторону снижения связано с кризисом, потерей российского транзита и крымских портов, но результат прошлого года с приростом перевалки на 1% — неплох. Уверен, запланированные нами инвестиционные проекты будут сопутствовать его дальнейшему росту.

- Раз уж во главу угла выносятся инвестиции, расскажите о самых важных планируемых инвестиционных проектах

— Инвестиционные проекты 2018 года в основном переходящие из 2017-го, но есть и новые проекты. В нашей отрасли проекты не реализуются за один год. На сегодня в стадии реализации у нас семь крупных инвестиционных проектов в Николаеве, Южном, Черноморске, Одессе и Мариуполе, связанные со строительством новых производственных, зерновых комплексов и контейнерного терминала.

На 2018 год среди приоритетов для портов – дноуглубление во всех портах для поддержания паспортных глубин. Дополнительно мы планируем реализовывать дноуглубление на внутренних водных путях. Мы планируем перенять часть флота «Укрводпути», и с этого года у нас уже будет функционал по поддержке паспортных глубин на внутренних водных путях, и это будет значительным шагом.

Мы решили сконцентрировать весь дноуглубительный флот «Дельта-лоцман» и часть флота «Укрводпути» и своими силами реализовывать эксплуатационное дноуглубление и в акватории портов и на внутренних водных путях.

Вполне вероятно, что в этом году нам еще придется использовать подрядные организации для проведения дноуглубительных работ на внутренних водных путях, и мы ведем переговоры по этому вопросу, в том числе с компанией «Нибулон», о том, что приглашаем их на подряде участвовать в наших тендерах на дноуглубление.

Добавлю, что инфраструктурных проектов в отрасли по реконструкции причалов много, мы восстановили реализацию многих проектов в Одессе, продолжаем работу в Николаеве, в Мариуполе, Черноморске. Почти в каждом порту у нас есть проект, который связан либо с реконструкцией гидротехнических сооружений, либо с дноуглублением.

- Вы упомянули Николаевский порт. Ходят слухи о некоем «переделе» влияния в порту и т. д. Знакомы ли вы с этой ситуацией?

— Для меня важен результат работы, который показывает каждый филиал, в том числе команда филиала АМПУ в Николаеве. Если смотреть по реализации проектов, то я доволен работой в Николаеве, работой АМПУ. Это реализация проектов дноуглубления, строительство гидротехнических сооружений, упорядочение работы капитании, оптимизация персонала.

С точки зрения инвестиционных проектов, которые реализует Николаев, работа улучшилась, да и в разрезе прироста перевалки – в Николаеве он был на уровне 5%, а это, в сравнении со средним приростом по всем портам, отличный показатель.

В контексте отношений администрации со стивидорами, мы ведем постоянный мониторинг. Есть вопросы с увольнением сотрудников охраны, но мы сделали выводы, провели служебные расследования, упорядочили процесс. Я не вижу там неразрешимых конфликтов, мы двигаемся в направлении развития порта и, если возникают конфликтные ситуации, включаемся в диалог с бизнесом, с участием представителей филиалов АМПУ, государственных стивидоров и профильного Министерства.

- В отношении Одесского порта недавно прозвучал план объединить ГП и филиал АМПУ. Да, ГП, по сути, занимается только сдачей площадей в аренду. Но насколько это соотносится с законом «О морских портах», который и разделил это в свое время? Не будет ли коллизии?

— Коллизии не будет. Одесса и Николаев, как известно, находятся в ситуации, когда частные компании реализуют перевалочный бизнес, а госстивидор занимается только общей инфраструктурой. В Одессе это было через договора совместной деятельности, заключенные между госпредприятиями и частными стивидорами в период спада грузопотоков. Они уже, можно сказать, реализовали развитие государственного и частного партнерства. На сегодняшний день действительно у ГП остались только буксиры, аренда территории и возможность оказания услуг по обслуживанию инфраструктуры и аренде кранов.

Соответственно, наша задача с министерством – объединить усилия для того, чтобы присоединением ГП к АМПУ мы могли все-таки осуществлять свои функции по обслуживанию и развитию стратегической инфраструктуры, а государственные и частные стивидоры могли бы приватизировать часть площадок, которые они арендуют, выкупить технику.

Конечная цель – мы управляем акваторией, безопасностью мореплавания, развитием стратегических активов портовой инфраструктуры, в том числе таких как железная дорога, магистральные сети и дороги общего пользования. Это будет несколько другая дорожная карта, и коллизии я здесь не вижу.

- То есть не будет возможности у частного стивидора «случайно» оказаться владельцем причала? Это стратегическое имущество окажется по-прежнему государственным?

— Причалы на сегодня являются государственным имуществом на балансе Администрации морских портов Украины, и тут есть только два варианта развития событий. Первый – аренда, второй – концессия. То есть продажа не предполагается. Но это не значит, что в отрасли не может быть частных причалов, которые строит инвестор за собственные деньги. В порту «Южный», например, работает группа компаний «ТИС», которая построила свои причалы. В Николаевском порту заканчивает строительство нового терминала компания «Евровнешторг». Но правила игры, безопасности работы в акватории, услуги капитана порта должны быть одни, и наша задача сейчас – продолжать реформу, чтобы были понятные условия использования причалов (аренда или концессия, или частный причал, если его строит инвестор), но вопроса продажи стратегического имущества нет в повестке дня.

- «Пилотами» концессии были определены госстивидоры портов «Херсон» и «Ольвия». Почему нет прогресса в этом вопросе?

— Механизм государственно-частного партнерства является достаточно новым для Украины. Именно поэтому в ноябре 2016 года при Министерстве инфраструктуры начал работать специализированный проектный офис SP3ILNO — чтобы подготовить всю необходимую документацию: предварительные оценки, технико-экономические обоснования (ТЭО), и только тогда провести прозрачные тендеры. Без ТЭО невозможно определить, целесообразно ли государству внедрять проект, и может ли он быть интересным для потенциального частного инвестора и на каких именно условиях.

Концессию можно сравнить с айсбергом: все говорят о его вершине, то есть тот момент, когда объекты, собственно, передают конкретному концессионеру. Но на самом деле под всем этим скрываются тонны документации и годы подготовки.

Работа над предварительными ТЭО была начата уже в декабре 2016 года. Сейчас предыдущие ТЭО для обоих проектов готовы — проектный офис SPILNO и консультанты голландской компании Royal Haskoning и британской — Atkins завершили их в мае 2017 года. Документы свидетельствуют об инвестиционной привлекательности Херсонского порта и стивидорной компании «Ольвия», а также о том, что целесообразно разрабатывать детальные ТЭО проектов.

В июле 2017 года, на основе предварительных ТЭО были разработаны и согласованы с Министерством экономического развития и торговли и Министерством финансов концептуальные записки по проектам концессии портов «Ольвия» и «Херсон», что стало основой для принятия министерством решения о целесообразности разработки детальных ТЭО для обоих проектов.

27 ноября 2017 года в Лондоне Администрация морских портов Украины подписала соглашение с ЕБРР, и это важный шаг вперед — банк будет финансировать разработку ТЭО (около EUR3 млн). Незадолго до этого, 14 ноября 2017 года, Министерство инфраструктуры подписало Меморандум о взаимопонимании с IFC – компания также присоединится к структурированию проектов.

Таким образом, за один год эффективной работы МИУ, АМПУ и офиса SPILNO удалось подготовить предварительные ТЭО проектов, согласовать целесообразность разработки ТЭО с МЭРТ и Минфином, привлечь финансирование на разработку ТЭО, и начать работу над разработкой детализированых ТЭО, которое по предварительным оценкам будет завершено к середине 2018 года. На данный момент, ЕБРР уже начал работу по отбору консультантов для подготовки ТЭО проектов порта «Ольвия» и «Херсон».

- По итогам 2017 года все ли, что было запланировано в дноуглублении, удалось выполнить?

— Достижением является то, что нам удалось расширить круг наших подрядчиков, привлекая лидирующие дноуглубительные компании мира. Наши тендеры дают нам значительный экономический эффект. На первом проекте в «Южном» по дноуглублению акватории и подходных каналов для обеспечения работы строящегося комплекса MV Cargo сэкономлено 10%, на втором – около 30% изначально планируемого бюджета. Это порядка 0,5 млрд грн. Сумма, которой хватит на реализацию полноценного проекта дноуглубления или строительства в этом или другом порту.

На сегодня мы выступаем надежным государственным партнером для бизнеса. В свою очередь, бизнес обязуется обеспечить увеличение грузопотока, что, например, предусматривалось в проекте дноуглубления для MV Cargo. На данный момент, группа компаний «ТИС» также просит увеличить глубину у своих причалов в обмен на увеличение грузопотока. Результативность такого подхода показана и в проекте по увеличению глубин у причалов № 5–6 ГП "МТП «Южный». В рамках его реализации АМПУ провела дноуглубление акватории с отметки 15 м до 19 м, инвестировав в проект 887,2 млн грн. И за весь период его реализации получила дополнительный доход 877,97 млн грн за счет прироста грузопотока и отмены скидок, обеспечив окупаемость проекта менее чем за три года.

В целом, в 2017 году общий объем поднятого грунта составил 7 млн куб. м, и это более чем в два раза больше по сравнению с прошлым годом. Что немаловажно, мы осуществили дноуглубительные работы и в Ольвии, и Николаеве, где их не проводили за все время существования АМПУ. В конце 2017 года также объявили тендер на дноуглубление портов Азовского региона и в этом году планируем начать его как можно скорее для восстановления паспортных глубин, в первую очередь, в Мариуполе.

- Вы говорили ранее о переговорах с МФО и иностранными инвесторами о привлечении средств. Есть ли какие-либо договоры?

— Мы ведем переговоры с тремя иностранными банками по части финансирования наших капвложений. Переговоры на разных стадиях.

Так, с Европейским инвестиционным банком договариваемся о привлечении кредитных ресурсов для проведения реконструкции комплекса причалов № 5–8 морского порта «Южный» и закупки дноуглубительного флота. Работа только стартовала, банком проводится первичная оценка целесообразности и окупаемости проекта. В конце февраля ожидаем приезда оценочной миссии. Проект будет комплексным и связан с развитием ГП "МТП «Южный» и железнодорожных станций.

Сотрудничество с немецким государственным банком KfW проходит на уровне правительств Украины и Германии в рамках Меморандума, которым предусмотрено предоставление Украине кредита в размере EUR500 млн по ряду направлений. В рамках предварительных консультаций Министра инфраструктуры с KfW согласована передача EUR60 млн АМПУ на создание волнолома на Карантинном моле в Одесском порту. В ближайшее время ожидаем проведения финального отбора и согласования проектов на уровне профильных министерств обеих стран. После этого перейдем к этапу переговоров с банком об условиях предоставления кредита.

Также начали переговоры с Европейским банком реконструкции и развития.

- Как за последний год изменилось отношение инвесторов к отрасли и АМПУ?

— За последний год нам удалось направить отношения с инвесторами в положительное русло. Об этом, в частности, свидетельствуют семь больших инвестиционных проектов, которые сегодня реализуются в портах совместно с международными и украинскими компаниями. Общая стоимость проектов – более 20 млрд грн. Их социальный эффект: создание более 1300 рабочих мест.

Мы подписали меморандум о сотрудничестве с портом Бусан. В планахс Роттердамом. Будем перенимать опыт, изучать лучшие мировые практики развития портов, привлекать их представителей к консультационному участию в наших проектах. Также свидетельством позитивного отношения к АМПУ со стороны бизнеса являются семь подписанных в течение 2017 года Меморандумов с частными компаниями, в том числе Bunge, Kernel, Risoil, Сhina Harbour Engineering Company другими.

Есть и принципиальные шаги. В ближайшее время ФГИ объявит конкурс по продаже имущества в порту Черноморск. Одна из компаний, которая подала заявку, это мировой лидер контейнерной перевалки Hutchison Ports.

Также ведется диалог на высоком уровне с компанией DP World по поводу их присутствия в Украине. А не так давно подписали в Дубае Меморандум с компанией Dubai Trade, которая является частью DP World и поможет нам в оптимизации бизнес-процессов при оформлении грузов и транспортных средств в портах.

Думаю, все эти факты красноречиво говорят о том, что отношение бизнеса и инвесторов изменилось в лучшую сторону. Нам доверяют.

- Чего вы бы потребовали от власти для развития отрасли?

— У нас есть план приоритетных действий на 2018 год. Одно из направлений – усовершенствование отраслевого законодательства. В частности, актуализация Стратегии развития морских портов до 2038 года, утверждение методики расчета ставок портовых сборов, внесение изменений в нормативно-правовые акты (а именно, приказ Мининфрастуктуры № 316 «О портовых сборах»), принятие законопроекта 7385, направленного как раз на гармонизацию «морского» законодательства. Еще один массив работы – усовершенствование системы управления предприятием. Будем готовиться к корпоратизации, продавать непрофильные активы. Вот в данных направлениях нам важна поддержка и совместная работа с властью, депутатами, профильным Комитетом Верховной рады.

— Завершая беседу, назовите, скажем, три KPI для себя на 2018 год, по итогам выполнения которых вы будете знать, что не зря провели год в должности главы АМПУ.

Первое – мы должны реализовать все проекты по направлениям капитальных инвестиций, для чего есть все: финансирование, финансовый план. Второе – новая методика расчета портовых сборов, я должен сделать все возможное, чтобы в 2018 году эта новая методика была принята. Третье – максимум работы для утверждения отраслевых документов и насколько это возможно – продвинуться в корпоратизации АМПУ.

ships-ukr

ports-forum

Investment

ecology-urk

baner

anticorruption

АДМІНІСТРАЦІЯ МОРСЬКИХ ПОРТІВ УКРАЇНИ

© 2013 — 2018 | PRIVACY POLICY. POWERED BY ASA&NNV

Ми в соціальних мережах

n-ayt-n